Доктора Бакова можно по праву считать звездным пластическим хирургом. Его услугами уже воспользовались десятки участников самых популярных на российском телевидении проектов. В одном только «Доме-2» Вадим Баков сделал новую грудь двум десяткам девушек. О том, как маммопластика меняет их жизнь, каковы основные критерии проведения этой операции и почему многие до сих пор предпочитают никому не говорить о хирургических вмешательствах, — мы поговорили с одним из самых знаменитых пластических хирургов Москвы Вадимом Сергеевичем Баковым.

— Среди ваших пациенток немало известных медийных персон. В том числе модели, телеведущие, актрисы. На проекте «Дом-2» вас за глаза уже давно называют придворным пластическим хирургом, а результаты вашей работы то ли в шутку, то ли в серьез называют «баковками». Скажите, в чем принципиальное отличие звездных пациенток, от, скажем, успешных бизнес-леди?

— Да, про «баковки» я слышал. Честно говоря, было очень приятно, когда первый раз узнал о том, что плодам моих трудов дали собственное имя. Впору задуматься о регистрации торгового знака (смеется).
Если же говорить серьезно, то все пациенты разные. И очень многое зависит от характера человека. С девочками с телепроекта «Дом-2» у меня никогда не было никаких проблем. Мне очень импонирует их рациональность и целеустремленность. В подавляющем большинстве случаев они точно знают, чего хотят, но при этом готовы слушать и слышать специалиста, его советы и рекомендации. Капризы, причуды, истеричное поведение? Это все не про них. Они всегда настроены на позитив и получение превосходного результата.

— Получается, что звезды ничем не отличаются от других ваших пациенток?

— А почему они должны обязательно отличаться от кого-то? Они отличаются между собой, но это не потому, что кто-то из них богаче или успешнее, а потому, что все они разные как личности. У каждой из них собственный характер, мечты, страхи, жизненный опыт. Единственное, что действительно отличает селебрити от остальных моих пациенток, так это довольно часто встречающееся желание сохранить хирургическое вмешательство в тайне, которое я, безусловно, уважаю и из соображений профессиональной этики никогда не нарушу врачебную тайну. Кстати, девочки из «Дома-2» почти никогда не скрывают информацию об изменениях в своем теле, с готовностью демонстрируют результаты нашего совместного труда, делятся своим опытом с подписчиками, дают им советы, рассказывают о тонкостях прохождения реабилитационного периода.

— Скажите, а вам не обидно, когда после проведенной вами операции девушка получает красивую, естественную, сексуальную грудь и потом начинает рассказывать всем, что она у нее такая «от природы»?

— Какие тут могут быть обиды? Для меня как для врача, главная награда в такой ситуации — видеть, что моя бывшая пациентка довольна собой, своим телом, своей жизнью, без всякого стеснения позирует для модных журналов. Так ли уж важно, вспоминает она при этом мое имя или нет? По-моему, совершенно не важно. На первом месте для меня всегда был и будет результат.

Когда девушка приходит в клинику, она ведь не сразу отправляется на операционный стол. Сначала мы разговариваем, причем, довольно долго. Начинаем с цифр. Она говорит, какой размер считает для себя оптимальным, затем мы обсуждаем форму, пропорции, гармоничность и с учетом всех поправок на телосложение, как правило, приходим к тому, что можно скорректировать размер имплантов в меньшую сторону.

— То есть, вы отговариваете девушек делать большую грудь?

— Я не советую нарушать законы красоты, гармонии, естественности и делать непропорционально большую грудь. Взять хотя бы тех же девочек с «Дома-2». Они все миниатюрные, спортивные, весят по 45 – 50 килограмм. Как с такими данными будет смотреться грудь четвертого и тем более пятого размера? Как минимум странно. Кончится же все это тем, что девушка походит – походит с такой грудью и довольно быстро поймет, что цифры – цифрами, а ощущения от неестественного размера – это совсем другое.

Я приведу один показательный в этом смысле пример. В свое время мы очень долго обсуждали с Анной Городжей детали предстоящей операции. Она сомневалась, боялась переборщить с объемом, хотела сделать грудь поменьше, но мы в итоге сошлись на том, что остановимся на имплантах оптимального с моей точки зрения объема. Практически сразу после операции Аня признала, что я был прав, на эмоциях даже пожалела, что мы не сделали грудь еще больше, но сегодня, по прошествии нескольких лет она поняла, что тогда мы все сделали правильно. Аня полностью довольна и грудью, и семейной жизнью, и карьерой.
Очень похожие истории у Кати Жужы и Кристины Дерябиной. Примерно раз в год мы созваниваемся, обмениваемся новостями, и всякий раз девочки говорят, что надумали еще немного увеличить грудь. Я неизменно отвечаю, что буду очень рад увидеть их снова и… В следующий раз мы вновь разговариваем через год по телефону. О чем это говорит? О том, что на самом деле девочки полностью довольны и своей жизнью, и своим телом. А периодически возникающее желание перемен… У кого его нет?

— Девушек из «Дома-2» можно считать дисциплинированными пациентками?

— Конечно. Они всегда очень четко следуют рекомендациям, которые я им даю. Они прекрасно понимают, что итоговый результат операции будет зависеть, в том числе, и от самодисциплины. Кроме того, девочки, как правило, на примере своих подруг уже знают, какой может быть новая грудь, и совершенно не хотят рисковать из-за каких-то мелочей.

Наверное, это можно назвать сарафанным радио. За все время моими пациентками были около 20 девушек с этого телепроекта. Так что вполне естественно, что «баковки» очень хорошо известны на «Доме-2». Кстати, многие участницы покидали проект практически сразу после пластических операций. Получается, что их самой главной мечтой была именно идеальная грудь и, получив ее, они начинали для себя новый этап в своей жизни.

— С бывшими пациентками из «Дома-2» часто общаетесь?

— Не сказал бы, что очень часто, но отношения поддерживаем. Совсем недавно, например, Варя Калинина звонила. У нее всего хорошо, родила второго ребенка. Собирается приехать на консультацию, хочет откорректировать форму сосков и ареол после кормления грудью.

— За время вашей практики мода на форму или размер груди успела как-то измениться?

— Если какие-то изменения и произошли, то очень незначительные. Кто бы ни приходил ко мне на консультацию, еще ни разу его желания не входили в жесткое противоречие с общепринятыми стандартами красоты и гармонии. Да, границы этих понятий довольно размыты, но все мои пациентки хотят, чтобы их новая грудь была привлекательной, сексуальной и естественной. Никто не хочет, чтобы с расстояния 10 метров было понятно, что грудь «делали», и это меня радует.

— Какой размер груди наиболее популярен у ваших пациенток?

— Пожалуй, от третьего до третьего с половиной.

— Повлияла ли как-то эпидемия коронавируса на число ваших пациенток?

— Определенно да, но совсем не так, как может показаться на первый взгляд. По моим ощущениям, девушек на приеме стало даже больше, а многие из них прямо говорят о том, что если бы не Covid-19, они так никогда и не решились бы на пластическую операцию. По их логике карантин – это прекрасная возможность совместить режим самоизоляции с периодом постоперационной реабилитации.

— Расскажите, кто из участниц телепроекта «Дом-2» сделает маммопластику следующей?

— Не могу. По целому ряду соображений не могу. Скажу лишь, что несколько девушек предметно думают над тем, стоит им делать новую грудь или нет, но окончательного решения ни одна из них еще не приняла. Кроме того, пока человек сам не захочет рассказать о своей операции, я просто обязан хранить молчание. Если же кто-то из них все-таки «проболтается», буду рад рассказать об интересных деталях. Пока же не будем портить интригу.

Текст взят с сайта INMOMENT.RU

Страница содержит материалы эротического характера.
Для просмотра подтвердите, что вы старше 18 лет!
да, мне уже есть 18 лет